Курс лекций по истории искусства Декоративные цветы Начертательная геометрия Типовые задачи и методика решений.

Курс лекций по истории искусства

Древние тибетские легенды повествуют о том, что столетия назад вода покрывала многие части Тибета. Это подтверждается наличием ископаемых рыб и других морских животных, найденных при раскопках. Табличка Ю, найденная на пике Ку-Лу горы Хингана в провинции Ху-Пей, гласит, что великий Ю «здесь нашел убежище (в 2278 г. до н. э.) после спада потопа». Потоп захватил весь Китай, за исключением самых высоких мест. Сами жители Тибета считают, что их родина в свое время была равнинной страной, расположенной на берегу моря, однако по необъяснимой пока причине произошли страшные землетрясения, в результате которых большие участки суши опустились в море, а другие превратились в горы. Температура извергающихся из недр источников в Тибете колеблется, в некоторых из них вода кипит, в других — ледяная. Горячая и влажная атмосфера с невообразимо высокой температурой через несколько метров сменяется пеленой тумана низких температур. В первых веках нашей эры на обширных пространствах Тибета обитали многочисленные племена. Тибетское государство начало складываться в конце VI в. К этому времени завершился процесс слияния тибетских племен в крупные военно-племенные союзы. По свидетельству тибетских источников, в середине I тыс. на территории Тибета таких союзов, организованных в небольшие княжества и царства, было около двадцати. Наиболее развитым оказалось царство, расположенное на юго-востоке страны, в долине Ярлунг. Правители этого царства вели войны с соседями, постепенно присоединяя к себе их владения. Так шел процесс объединения Тибета в мощную военно-политическую империю, завершенный воспетым тибетской историей царем Сонцзэнгампо (617-649). Он присоединил к Тибету ряд земель на западе и северо-западе Китая, утвердился в некоторых областях Центральной Азии, Индии и Непала. Во время правления Сонцзэнгампо в Тибете появляется письменность, чего настоятельно требовали нужды сложившегося государства. Тибетская историческая традиция говорит, что в 632 г. царский советник Тхонми Самбхота был послан в Кашмир для изучения искусства письма и через несколько лет вернулся в Лхасу — столицу Тибета. Он выработал тибетский алфавит на основе древнеиндийской письменности брахми и написал грамматику тибетского языка как свод изложенных в стихах грамматических правил — от формирования слога до составления из слов предложения.

Быт и нравы тибетцев были обусловлены суровыми географическими и климатическими условиями. Природа в этой местности поражает своей грандиозностью и доминирует над единичным человеком, она заставляет чувствовать ничтожность его собственного «я». Поселившись на огромной пустынной равнине гималайского плато, на высоте пяти с половиной тысяч метров над уровнем моря, люди постоянно ощущали мощь природной стихии. Им требовалось учение, которое воспитало бы сильную волю, дух и тело, любовь к ближнему, сострадание и взаимопомощь. Формированию таких черт характера способствовала религия Бон, а затем тибетский буддизм — ламаизм. Суровая тибетская система воспитания также способствовала формированию этих качеств. В детстве ребенок, независимо от того, в какой семье он воспитывался, должен был испытывать лишения и трудности. В высокогорных районах тибетцы купают новорожденных в ледяных ручьях, чтобы выяснить, имеет ли он право на жизнь, которая обязательно предъявит ему суровые испытания.

Система питания тибетцев очень проста. Основным блюдом являлась цампа — приготовленный в форме галеты ячмень. Мясо в пищу не употреблялось, поскольку религия запрещает прямо или косвенно убивать живое. Если животное погибло из-за несчастного случая и люди используют его в пищу, то они становятся его должниками. Такого рода долги оплачиваются через духовника, который, стоя перед тушей, возносит молитвы к его душе. В ламаистских монастырях и храмах были специальные монахи, которые молились только за животных. В Тибете считается, что всякое живое существо выполняет свою полезную роль в мире, и его грешно лишать жизни. В Тибете есть профессия мясника, но до сих пор ортодоксальные семьи держаться на расстоянии от мясников, относя их к касте «неприкасаемых».

В повседневной жизни тибетцы почитали традицию ни в коем случае не спать днем, так как они считали, что духи света могут отказаться от спящего, и его будут преследовать неудачи. В сне отказывали даже детям, чтобы они не были «одержимыми». С больными поступали так же, приставляя к ним монахов. Даже умирающие должны быть в полном сознании, чтобы не сбиться в пути, переселяясь в другой мир, не затеряться за его пределами.

Тибетский народ, согласно своей исконной религии Бон, верил, что небо, земля и все находящееся в ее недрах, принадлежат духам, и чтобы заручиться их благосклонностью, нужно было приносить им жертвы. Коварными считались духи, подстерегавшие путников на дорогах, поэтому вдоль караванных троп в горах строили каменные стены — мэндоны. Они тянулись на многие сотни километров, имели высоту от 1 до 1,5 м, защищали от снежных лавин и камнепадов. В наиболее опасных местах на стенах тибетцы писали красками заклинания — мантры. Иногда в каменной кладке делали нишу, в которой каждый проходивший оставлял свое подношение духам.

Дома жителей Тибета имели два этажа и окнами выходили на дорогу. Запрещалось дома строить выше, потому что никто не имел права смотреть свысока на Далай-ламу, но, поскольку этот закон действовал неукоснительно только во время ежегодных церемоний, многие тибетцы сооружали на плоских крышах домов легко разбираемые деревянные надстройки. В каждом крыле дома имелась часовня, где перед алтарем с деревянными скульптурами горели масляные светильники.

Со временем селения в речных долинах превращались в города, где жили ремесленники, изготовлявшие тибетские ковры, шерстяные ткани и изделия из металлов, украшенные самоцветами. Тибетские дома здесь строились из камня со стенами, толстыми у основания и поэтому кажущимися наклоненными внутрь. Такая конструкция способствовала устойчивости здания при землетрясении. Первый этаж был без окон и предназначался для хозяйственных нужд, а верхние этажи были жилыми. Плоские кровли служили местом для отдыха, а приставные лестницы, ведущие в эту часть здания, при малейшей опасности втягивались наверх.

Оконные проемы домов часто не имели стекол и закрывались пропускавшей свет непрозрачной бумагой, так как своего стекольного производства в Тибете не было. Привезенное из Индии стекло стоило чрезвычайно дорого.

Из Индии также привозилось дерево для печатных книг. На изготовленных из него дощечках гравировался текст, и гравировка считалась очень почетным занятием. Бумага в Тибете использовалась для книг, но она также была очень дорогой, так как ее изготавливали вручную.

Тибетские книги — большая стопка страниц, заключенных с двух сторон в деревянные корки, — изготавливались монахами в монастырях. Страницы обычно имеют в ширину метр и высоту 40 см. Во время печатания книга кладется на плату, затем один из монахов наносит на нее валиком ровный слой чернил, другой кладет лист на форму, и третий тут же проходит по нему тяжелым валиком, четвертый монах снимает готовую страницу и передает ее ученику-печатнику, который раскладывает страницы по порядку. Непропечатанные листы откладываются в сторону и используются при обучении. В монастыре Шакпори страницы учебных пособий имеют размеры 2 х 1,3 м. На такой странице может поместиться рисунок человека в натуральную величину. Монахи делали астрологические карты, с которых потом изготавливали гороскопы площадью в 60 кв. см. Они показывают положения планет в момент зачатия и рождения ребенка. Оставалось только внести в специальные пропуски на картах данные из точных математических таблиц, которые рассчитывались тоже в монастыре.

Сабдаг. Тибетский ксилограф.

К науке о составлении гороскопов тибетцы всегда относились достаточно серьезно. Она заключается в точном воспроизведении карты звездного неба на момент зачатия и рождения человека. При этом точно устанавливалось взаиморасположение планет, а также сила их влияния на звездную карту новорожденного, для чего необходимо было знать точное время рождения. Оно переводится в звездное время, которое невозможно зарегистрировать ни одними часами мира.

В школах дети использовали зачастую не бумагу, а грифельные доски, на которых писали кусочками твердого мела. Примечательно, что школьники изучали две разновидности тибетского языка: общеупотребительный язык и язык высокого стиля. Первый употребляли в разговоре с домашними и людьми рангом ниже, второй — с людьми равными по происхождению и рангом выше. Правило было таково, что даже к лошади более знатного человека следует обращаться в высоком стиле.


Сущность и сила христианского средневековья